Возможен ли эффективный контроль специальных служб? icon

Возможен ли эффективный контроль специальных служб?



НазваВозможен ли эффективный контроль специальных служб?
Дата конвертації20.08.2014
Розмір186.72 Kb.
ТипДокументи
джерело


ВОЗМОЖЕН ЛИ ЭФФЕКТИВНЫЙ КОНТРОЛЬ СПЕЦИАЛЬНЫХ СЛУЖБ?
В связи с развалом СССР и попытками выстраивания одно полярного мира кардинально изменилась геополитическая ситуация планетарного масштаба. Поэтому роль разведывательных служб по защите внешнеполитических, экономических, научно-технических и других интересов различных стран в современном мире неуклонно возрастает. Изменились условия – соответственно должны меняться цели, задачи и направления деятельности тайных организаций. Должны использоваться не только традиционные, но и принципиально новые формы и методы деятельности разведслужб.

То, что происходит в Украине – не подпадает ни под одно из классических определений нормального функционирования указанных структур. Понятно, что переходный период, ясно, что спецслужбам некому ставить конкретные задачи, совершенно четко проявляется их беспомощность в решении элементарных задач. Да иначе и быть не может, поскольку у нынешних политиков и чиновников нет четкого понимания о роли и месте разведок, контрразведок и других подразделений. Как равно и самого понимания того, что все спецслужбы должны защищать интересы государства, а не кланов, и келейно использоваться в борьбе за власть. Несмотря на громогласные заявления отдельных высших руководителей по поводу того, что нам нужны такие институты (да и то только по случаю очередных годовщин или каких-либо юбилеев), пока СБУ, СВРУ и военная разведка действуют совершенно неэффективно. Некоторые могут возразить – как можно судить о деятельности таких служб, если их деятельность проистекает в закрытом режиме и не может быть достоянием широкой общественности. Спорить не будем, но возражать есть все основания.

Прежде всего, из этих «закрытых» ведомств постоянно происходит утечка информации о происходящих негативных тенденциях. Регулярно в СМИ появляются статьи о состоянии текущих дел, конкретных примерах раздраев и коррупции в самих органах и прочее. Только вот позитива практически не наблюдается. Личное общение со многими бывшими сотрудниками, располагающими связями в прошлых «конторах», а также действующими оперативниками однозначно наводят на мысль, что сегодня все происходящее в недрах спецслужб – сплошной театр абсурда или иными словами - сумасшедший дом. К большому сожалению, ранее выдвинутые лозунги «патриотизм, профессионализм и порядочность» реализуются на практике с приставкой «анти…».

Ни в коей мере не хочется бросать тень на большинство нормальных оперативников, пришедших в спецслужбы по зову сердца, призванию и под влиянием романтики героической профессии. Многие появились там с желанием творчески реализовать себя на столь трудных участках тайной борьбы с терроризмом, экстремизмом, шпионажем и стать на защите государственных интересов. Ведь совершенно не их вина, что в руководстве названных выше структур сидят совершенно заурядные личности, которые подбираются по принципу «кумовства», «личной преданности» и «лояльности». А если брать выше – то откровенно можно признаться самим себе, что высшее руководство государства, совершенно не отдает себе отчета в том, что творит, включая государственную и кадровую политику. Опыт истории никого ничему не учит. Не может доярка, учитель истории или бухгалтер ставить конкретные задачи профессионалам, особенно в тайной сфере. Чтобы этим заниматься, нужно, по крайней мере, обладать некоторыми специфическими знаниями, определенным жизненным опытом, уметь ставить конкретные вопросы по сбору информации, а также грамотно пользоваться результатами тайной деятельности и добытыми данными.

К большому сожалению, у нас в стране наблюдается типовая ситуация, которая давно уже известна по предыдущему опыту и истории стран бывшего социалистического лагеря и прибалтийских государств. Если расценивать общую обстановку как преднамеренное уничтожение спецслужб, разгон профессионалов и нивелирование под «0» сами спецслужбы – то это действительно получается, хотя далеко не всегда умело. Но «выдавливание» из общества тайных структур, формирование к ним негативного отношения может, и обязательно будет иметь негативные последствия в самом ближайшем будущем. Слепое и тупое следование рекомендациям западных «советников» и «высокопоставленных эмиссаров», регулярно посещающих кабинеты представителей высшей власти, неизбежно ведет к уничтожению менталитета национальных интересов, непременно и обязательно больно ударит по всем нашим так называемым элитам. Эффект бумеранга не заставит себя долго ждать. На силу всегда находится большая сила, на ум —более изощренный ум. Так начинается вражда, так продолжаются непримиримые войны. Мир и по сей день враждебен и опасен, далек от счастья и гармонии, в нем царит желание быть первым, главным, доказать всем свою исключительность.

Следует помнить, что практическая деятельность спецслужб всегда строится на жесткой регламентации законодательной деятельности, подборе, профессиональной подготовке и расстановке кадров на важных участках, их воспитанию в духе преданности идеям государственности. Мы призваны защищать территорию наших предков, на которой родились, проживаем сами, любим и растим детей, внуков. Никто за нас и никогда не сможет решать подобные задачи. Образно говоря – не будем иметь сильные спецслужбы, - будем находиться под властью и влиянием иностранных шпионов. И уже они будут диктовать волю собственных правительств через успешно приобретенных «агентов влияния». Неужели все мы к этому стремимся, и нас устраивает подобная ситуация?

Много ведется разговоров о строительстве демократичного общества в Украине. Большинство из них – откровенные спекуляции и сплошная демагогия. Это когда благородные цели и порывы прикрываются фальшивыми лозунгами, чтобы «запудрить» мозги рядовому обывателю. Зачем? А все по той причине, что подавляющее большинство из наших доморощенных политиков прикрываются «интересами народа». На кой ляд нужно нам их такое рьяное «попечительство», вместо того, чтобы заниматься реальными делами? Чтобы на волнах очередного обмана избирателей прикрыть собственный доступ к бюджетному «корыту»? А откровенная бездарность, непоследовательность и юридическая безграмотность высших руководителей? Необходима ли нам такая, с позволения сказать, «демократия»? Ведь, кроме всего прочего, демократические институты предполагают не только свободу, но и обязанности каждого члена общества. А сегодня, к большому сожалению, мы наблюдаем вседозволенность и неуважение к закону, игнорирование зачастую интересов государства и его граждан.

Если вернуться к спецслужбам, то им можно только искренне посочувствовать в нынешней ситуации. Они стали обыкновенными заложниками при обстоятельствах, когда «паны дерутся, а у казаков чубы трещат». В любых спецслужбах очень высоко ценится профессионализм и преданность. По отношению к кому проявлять свои высокие профессиональные качества, кому быть преданными? Возьмите конкретный пример, что происходит с реализацией Указа Президента о досрочных выборах? Страна фактически раскололась на два противоположных лагеря, каждая из сторон рьяно отстаивает свое право на законность действий. Несмотря на призывы к спецслужбам оставаться вне политики, там ведь тоже работают нормальные люди, граждане своей Родины и которым вовсе небезразлично то, что происходит в стране, и будет иметь далеко идущие последствия для их семей и близких родственников. Спецслужбы тоже фактически расколоты и в каждой из противоборствующих сторон присутствуют «советники» из числа бывших или настоящих оперов. Идет совершенно безответственное «соревнование» - кто кого? Только вот неизбежно возникает вопрос: а будут ли победители в такой драке? Может следует полагать, что в том время, как люди сражаются на политических «баррикадах», безопасность страны очень сильно укрепляется?

Парадокс этой ситуации заключается еще в одном существенном моменте – то, что строится в тайных структурах, зачастую приносит, желаемый или позитивный результат спустя только многие годы, а то и десятилетия. Но это при условии, что все делается правильно и добросовестно. Инерционность в закрытых пенатах тайных структур очень существенная и не всегда непредвзято зависит от них самих. Ведь существуют еще объективные условия осуществления такой работы на практике. Но, откровенно говоря, при такой высшей власти как нынешняя «камарилья», все только бездарно теряют драгоценное время. А навертывать упущенные возможности всегда трудно, а бывает что и невозможно.

Оперативные работники наших спецслужб ведь тоже нормальные люди. И не следует забывать, что любой свой порыв человек обязательно адресует кому-то конкретно – либо себе, либо своему окружению или Богу. По большому счету – это вечно и незримое общение с миром, не всегда проявленный внешне порыв, но осязаемый внутренний диалог с самим собой. И если мы хотим иметь сильные спецслужбы, то обязательно должны беспокоиться о наполненности духовного и творческого бытия. Любой оперативник не только ищет единомышленников, он их создает своими усилиями, формирует, сопровождает и воспитывает.

Сложность агентурной работы сегодня, в условиях тотального информационного подавления личности навязываемыми извне «рецептами» мировосприятия требует серьезных знаний и умения выстраивать собственные действия. Всегда следует обращать внимание наших молодых сотрудников на то, что нужно постоянно работать над собой, нельзя стоять на месте. Надо каждый день много читать, быть в курсе дел и событий. Надо уметь излагать в беседах те широкие сведения, которыми разведчик располагает, в доступной форме, чтобы с ним было интересно говорить. Когда в институте СВРУ обучают разведчиков работе за рубежом, им говорят: главное - найти интересного иностранца, который располагал бы и делился информацией. При этом не менее важная задача - самому стать интересным для иностранца собеседником. Потому что ни один человек не будет встречаться с тобой, если ты не будешь для него интересен. Разведчик должен быть коммуникабельным, обладать выдержкой и быстрой реакцией, быть способным к анализу. И, конечно же, он должен быть преданным Родине и своей разведке.

Особо важно подчеркнуть, что перестраивание теории и практики тайных организаций на сегодняшнем этапе развития общества и становления государства неизбежно. Нужно стремиться к поиску истинных знаний, а высшему руководству страны следует понимать, что абсолютно каждый сотрудник является носителем собственной, неповторимой миссии, и проявляет, по сути дела, духовный подвиг, работая в подобных условиях. Давайте вспомним слова известного философа и общественного деятеля Гейдара Джемаля: «Всякое усилие по сохранению знания в тех условиях, в которых находится сегодняшнее человечество, – это военная акция партизан, ведущих тяжёлые бои за последнюю, окончательную свободу». Применительно к нашим, украинским спецслужбам – это и призыв, и своего рода, предостережение…

Если мы строим новое общество, то должны четко обозначить конечные цели, которые хотим достичь. А также необходимо четко сформулировать задачи, которые будем решать, и направления, по которым будем двигаться. Это достаточно непросто сделать…

Спецслужбы - это один из силовых инструментов государства, а государство живет в различных отношениях со своими соседями - другими государствами. Спецслужбы - это инструмент, который позволяет мирить и ссорить соседей, выстраивая систему оборону вокруг своего государства, иногда в ущерб другим государствам. Любая спецслужба – это, в первую очередь, силовая организация, и ей обязательно присуща силовая деятельность. Парадокс заключается в том, что задача спецслужб в последнюю очередь - это защищать интересы граждан, и, прежде всего - защищать интересы власти. Защита интересов власти никогда не совпадает с интересами граждан, и очень часто не совпадает с национально-государственными интересами. Потому что правящая власть - это всегда конкретный режим, а национальное государство - это более стабильная абстрактная вещь.

Режим связан с конкретными личными интересами тех, кто находится у власти. Поэтому очень часто возникает искажение на грани фола и деятельность за пределами легитимного поля. Конкретный пример: особенно когда такое государство, как Соединенные Штаты, стремится поменять формат политической реальности внутри страны и в мире, т.е. когда происходит бросок к мировому господству. Тогда о легитимном поле вообще не приходится говорить. Например, мы можем считать доказанным, что террористическая организация «Аль-Каида» является порождением ЦРУ, и что сама операция является частью широкомасштабных мер, проводимых определенной группировкой в американской власти. Группировкой неоконсерваторов, которая, придя к власти вместе с Бушем, решила воспользоваться ситуацией, для того чтобы резко изменить формат политической ситуации в мире.

В условиях конституционных и политических кризисов для спецслужб наступают не самые лучшие дни, когда шараханье из стороны в сторону высшего руководства страны способствует созданию негативной обстановки внутри тайных структур. Потеря четких ориентиров чаще толкает людей на двурушничество и предательство, чем неустроенность быта и скверных условий жизни. Почему так происходит?

Потому что есть причина: разведка или контрразведка - это тесно связанные сообщества, члены которого должны доверять друг другу. Если возникает идея, что кто-то из этого сообщества является «кротом», это страшная разрушительная идея, потому что тогда уже невозможно ни планировать, ни предпринимать какие-то шаги: все время есть идея, что идет утечка. Конечно, есть какие-то меры: информация, которая касается отдела, за его пределы не выходит. Но в принципе разведка - это тесно связанное сообщество типа масонской ложи, которое основано на взаимодоверии. Поэтому им трудно находить в своих рядах предателей. Последствия предательства сказываются не на разведке, а на дипломатии, экономике, военных делах.

Но это не говорит о том, что в разведке нет оперативных умов - тогда она вообще перестает работать. Это структура, которая работает по макиавеллистским принципам. В основе лежит интрига, цель которой - осуществление экспансии. Причем люди, которые творчески подходят, забывают, ради чего эта экспансия. А потом оказывается, что они нанесли непоправимый ущерб даже собственному государству. Это видно на многих примерах. Влияет ли на это внутренний развал той мощной спецслужбы, которая была при Советском Союзе, материально-бытовые условия, которые привели к оттоку умов из украинских спецслужб, но сейчас то и дело проявляется их слабость. Прежде всего, слабость в отсутствии умной стратегической линии, которая мешает и не дает возможности эффективно бороться с проявлениями, угрожающими государственной безопасности. Мы вроде бы и пытаемся что-то сделать (и порой эти планы частично сбываются), но эти попытки построены на разных факторах, в том числе и на провокационных действиях. Цели благие, но не всегда выполнимые.

Особо хочется сказать об украинской разведке, которой повезло меньше всего. Во-первых, из-за недостатка финансирования сегодня спецслужбы всех постсоветских республик действуют практически лишь в своем регионе. А во-вторых, подразделения ПГУ - Первого главного управления КГБ СССР - были во всех республиках, но им поручались только отдельные этапы операций, разработанных в центре. Военную же разведку многим государствам пришлось создавать с нуля. Особенно губительной для спецслужб оказалась кадровая чехарда. Тем более Украина пережила разрушительные для силовых структур 90-е годы. Главная проблема в засилье многих отдельных ведомств, и чтобы раскачать какой-нибудь отдел или управление на взаимодействие требуется куча времени, которого для дел такого рода, как правило, не хватает... Представьте сами - куча отделов, куча начальства, куча бюрократии и прочего. Отсюда и эффективность падает. Дело не в форме, а в содержании. Спецслужбы вполне эффективно могут активно взаимодействовать и сотрудничать, находясь в разных ведомствах. Теснейшее взаимодействие СБУ, СВРУ, ГРУ - это главный принцип. Никакой конкуренции - только конструктивное товарищеское сотрудничество, но каждое ведомство должно играть на своем «поле». Прошедшие 16 лет подтвердили целесообразность деятельности украинских спецслужб в раздельном варианте. Практика ведущих государств мира также говорит о целесообразности сохранения такой схемы.

В разных государствах спецслужбы выполняют одни и те же функции. В демократических странах, где народовластие не пустой звук, спецслужбы занимаются охраной действующей Конституции и устраняют угрозы обществу. В тоталитарных государствах — борьбой с политическими противниками существующего режима, клана, семьи, царствующего дома и так далее. К сожалению, украинские спецслужбы пока тяготеют ко второму типу.

Любая деятельность спецслужб начинается с основного целеполагания. Они никогда не создаются просто так. Обязательно должна быть названа главная угроза или ряд угроз. В демократических государствах их определение происходит по гласной процедуре, которая находится под контролем общества. В ней обязательно принимает участие специальная парламентская комиссия. В тоталитарных же государствах угрозы обозначаются правящим режимом: либо непосредственно его членами, либо высшими чиновниками этого режима. Отсюда вытекает главное различие между спецслужбами в тоталитарных и демократических государствах. распределение их бюджета. Все угрозы американскому обществу, с которыми должны бороться спецслужбы, можно найти на сайте Конгресса США. Год от года меняется их очередность и номенклатура. До событий 11 сентября на протяжении последних лет главными угрозами считались:

  1. угроза генетическому фонду нации в лице расширяющегося наркотрафика и незаконного оборота наркотических веществ;

  2. «беловоротничковая» преступность. Термин, который упрощенно можно понимать как коррупцию в высших эшелонах власти;

  3. «синеворотничковая» преступность - экономическая преступность на уровне среднего управленческого звена.

Комиссия Конгресса США в содружестве с мощными независимыми исследовательскими учреждениями и правительством ранжирует угрозы, руководствуясь специально разработанными методиками, в основе которых лежит критерий ущерба, выраженного в долларах США. Борьба со шпионажем иностранных разведок находится в конце первой десятки. Таков реальный ущерб, который, по мнению законодателей и высших иерархов ЦРУ и ФБР, наносит иностранный шпионаж американской экономике! В общем, приоритет угроз адекватно отражает те вещи, которых общество в буквальном смысле боится. В зависимости от опасности идет распределение бюджетных средств. Например, если на повестке дня стоит борьба с наркотиками, то на нее из 120 млрд. долларов, выделяемых на обеспечение безопасности, идет 37 млрд. долларов. Далее каждая спецслужба получает из бюджета свой «кусок» на борьбу с наркотиками. Если они захотят потратить на это направление больше средств, забрав из другой части бюджета, для этого предусмотрена отдельная процедура.

В Украине распределение бюджетных средств спецслужбам осуществляется чисто по-советски. Парламент, выделяя деньги спецслужбам, голосует вслепую. Никто не знает, на что они потом тратятся. Распределение средств внутри сообщества происходит по остаточному принципу. Основные статьи расходов: зарплата, пайковые, премиальные, командировочные, по подразделениям. Парадокс, но в конце 90-х годов в подразделениях наружного наблюдения от недостатка средств было даже развернуто соцсоревнование по экономии горюче-смазочных материалов. Кто больше сэкономил, тот получил премию. В принципе, деньги могут перетекать куда угодно. Захотели генералы - построили дом для своих детей в престижном районе или обеспечили себя по полной программе автопарком. В то же время в каком-нибудь областном управлении может катастрофически не хватать машин.

В западных же странах расходы спецслужб находятся под контролем парламента. В каждом парламенте есть специальные комиссии, перед которыми спецслужбы обязаны отчитываться. Эти комиссии формируются из особо проверенных политиков, которым можно доверить любые top secret. Из них ничего не вытянешь. В Украине таких людей пока совсем немного. Несколько лет назад в Германии произошел уникальный случай. Начальник одной из немецких спецслужб не до конца информировал членов комиссии по спецслужбам о своих тратах. Они потребовали более подробного отчета, а он отказался. В итоге у этого начальника были большие проблемы с бюджетом на следующий год, пока он не отчитался до конца.

Современные спецслужбы Украины до сих пор не заточены под те цели и задачи, которые ставит перед ними высшее руководство страны. Формально наверху все время говорят о демократизации и борьбе с терроризмом. На самом деле спецслужбы не готовы к выполнению таких задач. Даже, несмотря на то, что был создан отдельный мощное управление «Альфа» по борьбе с терроризмом. Самым крупным сегментом в системе безопасности Украины по-прежнему остается контрразведка. Среди угроз иностранный шпионаж до сих пор находится на первом месте. Возникает вопрос: «Когда большая часть промышленности уже перешла в частные руки и проблема защиты коммерческих секретов - задача служб безопасности корпораций, неужели иностранный шпионаж наносит действительно такой дикий ущерб государству, что самые большие средства бросаются на него? Что опаснее для народа: распространение наркотиков или мифический шпион»? Согласно только официальной статистике, в Украине 1,5 млн. наркоманов. В отдельных украинских городах ситуация просто катастрофическая. Попробуйте рассказать о борьбе со шпионажем родителям в каком-либо городе, где столько молодежи посажено на иглу! Отсюда однозначный вывод, что доминирование контрразведки - это следствие инерции мышления генералов, которые не смогли отказаться от тех канонов структуры советской организации, в которых они выросли. Страна изменилась, а в ней по-прежнему существует крепко сбитый корпоративный остров Советского Союза в лице украинских спецслужб.

Реформирование спецслужб так называемыми «демократами» привело к катастрофическим последствиям. К началу 2004 году значительная часть высшего командного состава была приватизирована разными политическими и экономическими кланами. Свои люди были и у ведущих корпораций. Оперативные возможности спецслужб начали использоваться в узкокорыстных интересах. С приходом Ющенко к власти они перешли в руки нового клана. Одна из главных функций спецслужб последние четыре года правления Кучмы - борьба с противниками существующего режима. Она велась с теми, кто потенциально через несколько лет мог составить конкуренцию. В первую очередь это касалось тех людей, которые не принесли присягу на верность.

Не секрет, что наружное наблюдение ведется за главными редакторами газет и телевидения. Прослушиваются депутаты и спикер ВР. Все эти действия незаконны. Они совершенно не входят в компетенцию спецслужб. В результате спецслужбы работают против части собственного народа. Они не выполняют те задачи, которые они должны выполнять в нормальном демократическом обществе.

В каждом областном центре Украины существует управление СБУ. Чем же занимаются люди, которые там работают? Если в этих областях есть воинские части или какие-то важные для государства научные институты, то там, в обязательном порядке есть своя контрразведка. Больше им по большому счету делать нечего. А какую, собственно, задачу решают эти люди? Традиционный ответ: занимаются борьбой с коррупцией. Только в данном случае под ней понимается сбор компрометирующей информации на действующих политиков, коммерсантов и журналистов. Допустим, возникает какой-нибудь экономический конфликт в Харьковской или Донецкой области. Первому в таких случаях звонят начальнику соответствующего областного управления: «Послушай, срочно нужна информация о таком-то объекте!» А у него уже все давно собрано. Сбор такого рода данных по экономическим преступлениям не входит в ведение СБУ. Эту работу должны выполнять местная милиция и прокуратура. Это также касается и борьбы с контрафактной продукцией.

В работе сотрудников спецслужб есть один очень важный момент. Она обязательно, хотя бы внешне, должна соответствовать действующему закону и подзаконным актам. Даже если государство тоталитарное, сотрудники спецслужб должны знать, что они действуют в рамках действующей правовой системы. Но сегодня, осуществляя прослушивание, наружное наблюдение за политическими деятелями или собирая компромата, спецслужбы действуют в не правовом поле. Единственный сегмент, который чувствует себя идеологически спокойно внутри спецслужб, это все подразделения по борьбе с терроризмом. Его сотрудники действительно занимаются важным делом. Большая же часть остальных, к сожалению, толком сказать не может, ради чего они служат.

В практике спецслужб есть такая вещь, как негласный обыск. Он подразумевает вторжение в жилище в отсутствие хозяина. Зачастую это необходимо в деятельности спецслужб. Однако в то же самое время негласный обыск. Это нарушение фундаментальных прав человека неприкосновенности жилища и частной собственности. Лиха беда начало. Сегодня службы позволят себе вторгнуться с негласным обыском к уголовному авторитету или террористу, а завтра придут на квартиру к Луценко или Турчинову. В демократических странах негласный обыск запрещен. Однако потребность в этом эффективном средстве сохраняется и там. Когда без негласного обыска невозможно предупредить совершение преступления, начальник подразделения говорит кому-нибудь из своих ребят: «Старик, нужно сделать так-то и так-то, в случае чего ответственность на тебе…» Люди действуют на свой страх и риск и заранее готовы слететь с должности. В Украине же негласный обыск внесен в перечень оперативных мероприятий в законе об оперативно-розыскной деятельности. На его основании спецслужбы имеют официальное право тайно побывать в вашем доме. Однако что помешает им подбросить вам наркотики? Мы же знаем нравы украинских спецслужб. Таким образом, работа спецслужб - это выбор между нарушением прав человека и еще большим нарушением прав человека. Предотвращая планируемое убийство или теракт, они нарушают права человека, прослушивая телефон и вскрывая письма злоумышленника. Но это нарушение оправдано, если санкционируется судебными органами.

Ни одна структура не может сама себя реформировать. Это общепринятый закон управления. Если вы хотите понять, что у вас не так в бухгалтерии, вы нанимаете аудитора. Это верно и в отношении спецслужб, и в отношении армии. На любой новой реформе можно поставить крест, если ее проводит сама структура. Реформировать спецслужбы должен гражданский чиновник, управленец. Критерий изменений структуры спецслужб один - поиск наиболее оптимальной схемы построения тайных организаций, концентрация имеющихся ресурсов на наиболее опасных для страны направлениях, упразднение дублирующих параллельных звеньев.

Нынешняя власть, не чурается использования спецслужб в качестве политического инструмента (самый свежий пример с судьей КС С.Станик). Если украинские спецслужбы будут допускать такую практику, они никогда не выйдут на уровень работы спецслужб в демократических государствах. В мире существует много стран, где спецслужбы решают политические задачи. К ним можно отнести Парагвай, Индонезию, Филиппины, Нигерию. Свободный рынок в этих государствах находится под патронажем властвующего клана. По расчетам исследователей, в среднем такой режим может жить 25-30 лет. Ему на смену рано или поздно придет более демократический строй. В мировой практике есть удачные прецеденты реформирования спецслужб, которые имели место в Польше, Чехии, Литве. Эти страны совсем недавно были, что называется, в одной корзине с нами. Если же вы сейчас посмотрите, как формируется бюджет спецслужб в польском или литовском сейме, то поймете, что Украине до этого еще расти и расти. По этой причине, как заявил в свое время секретарь СНБО П.Порошенко «реформа правоохранительных органов и спецслужб - одно из ключевых задач новой власти». Хотя заявления сделаны, но особых продвижений в указанном направлении не наблюдается.

Еще одна большая проблема - состояние умов. Люди склонны верить в простые силовые решения. Большинство считает, что если сегодня кому-нибудь крепко врежут по роже, то уже завтра жизнь наладиться. Объяснять народу, что работа спецслужб - это длительная, нудная, тяжелая работа по созданию агентурной сети, изобличению преступников и шпионов, сбору доказательных улик, совершенно бесполезно. Ему это неинтересно. Работа спецслужб в Украине ассоциируется с простым ударным механизмом или конкретной «дубиной». Провели налет на офис богатого человека, например Ахматова, - наши ребята! Или провели спецоперацию по выявлению подпольного спиртового завода, вот это спецслужбы! Тайная рутинная деятельность не выгодна с точки зрения PR. Народ ждет именно простых силовых решений. Он абсолютно не против того, чтобы спецслужбы использовать как политический инструмент. Подавляющее большинство «за». В этой связи следует полагать, что настоящих изменений в работе спецслужб не произойдет до тех пор, пока не изменятся сами граждане нашей страны.

Если же посмотреть на указанные проблемы с другой стороны, то наши спецслужбы пока еще не учитывают и другие факторы. А условия изменились радикально, появились явные симптомы перенаселенности на планете Земля. При этом следует учитывать, что при перенаселенности нарушается деятельность гипофизно – адреналиновой системы организма, и популяция резко сокращает численность. Примером может служить популяция леммингов, у которой периодическая перенаселенность заканчивается массовым суицидом. Человек не исключение, первую и вторую мировые войны можно рассматривать как массовые суицида, от которых погибло в четыре раза больше людей, чем за четыре предыдущих века. Экстраполяция такой экспоненциальной зависимости предсказывает, что в предстоящей катастрофе погибнет в 10 раз больше. Тенденция подтверждается. В настоящее время цель всех террористических организаций – патологическое уничтожение людей, какими лозунгами они бы не прикрывались. Использование террористов – самоубийц тому доказательство. В данном конкретном случае - самоубийство это психическое заболевание, последствие перенаселенности. Все это ведет к третьему массовому суициду. Как должны меняться цели, задачи и направления деятельности тайных организаций, чтобы радикально повлиять на создавшиеся условия пока трудно сказать, но следует надеяться, что могут. Если создавшиеся условия не изменить, то произойдет глобальная катастрофа, сравниваемая только с потопом.




Схожі:

Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconЛичная эффективность финансиста
Семинар предназначен для финансовых директоров, руководителей финансовых служб, финансистов, сотрудников финансово-экономических...
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconПро проведення семінару для працівників кадрових служб
Міністерством з 2 по 3 лютого 2012 року буде проведено навчальний семінар з керівниками кадрових служб вищих навчальних закладів...
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconОзонотерапия эффективный метод немедикаментозного лечения

Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconЗаключне комюніке міжнародної конференції „Україна в Чорноморсько-Каспійському регіоні: поширення євроатлантичних цінностей та демократичний контроль”
М стабільності та безпеки усієї Євразії. Він включає до себе дуже важливі і критичні з погляду геополітики зони на межі між Хартлендом...
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconKravchenko pv
Организация работы и контроль региональных подразделений по всей Украине. Контроль подбора кадров: региональных менеджеров, торговых...
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconЗакон рамеш Балсекар (продолжение)
В этом году с солнца исчезли все "пятна" на земле возможен "малый ледниковый период"
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconЛичные вещи и снаряжение (возможен прокат снаряжения!)
Коврик (пенка) туристический – две штуки (1 для изготовления тренировочных снарядов)
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconОсновні показники діяльності центрів соціальних служб для сім`ї, дітей та молоді, закладів соціального обслуговування області у 2013 році, визначення пріоритетних напрямків діяльності у 2014 році Діяльність центрів соціальних служб для сім’ї,
Діяльність центрів соціальних служб для сім’ї, дітей та молоді, закладів соціального обслуговування у 2013 році
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconЗвіт про організацію та здійснення соціальної роботи з сім’ями, дітьми та молоддю центрами соціальних служб для сім’ї, дітей та молоді у І півріччі 2013 року
У вінницькій області станом на 01. 07. 2013р створено 49 центрів соціальних служб для сім’ї, дітей та молоді (1 регіональний, 27...
Возможен ли эффективный контроль специальных служб? iconДжерела світла при системі загального освітлення
Контроль кольору з дуже високими вимогами до кольоророз­різнення (контроль готової продукції на швейних фабриках, тканин на текстильних...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zno.znaimo.com.ua 2000-2014
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи